На главную Обратная связь English version
Поиск по сайту     
Главная › Пресса › Искусство не должно блестеть // Тим Акерман, Welt am Sonntag, 05.07.2009
Новости Деятельность фонда Выставки Издания Пресса Видео Xудожники Вечера в Скарятинском Контакты

Искусство не должно блестеть // Тим Акерман, Welt am Sonntag, 05.07.2009

 


Искусство не должно блестеть
Тим Акерман, Welt am Sonntag, 05.07.2009
(перевод с немецкого)

Стелла Кесаева создает свою коллекцию вопреки модным течениям. Интерес российского коллекционера привлекают не дорогостоящие западные художники: она хочет представить публике искусство своей родины, которое подвергалось гонениям во времена Советского Союза. Сегодня Стелла демонстрирует в музеях Вены и Венеции часть своей коллекции.

Отель Cipriani – одно из таких мест, где проводят время люди, не желающие быть немедленно замеченными. Отель находится на самой восточной окраине венецианского квартала Джудекка, где туристов меньше всего. Этот фешенебельный отель может похвастаться почти невозможной роскошью в условиях города, испещренного лагунами: великолепным садом со множеством деревьев и укромных уголков.

Стелла Кесаева расположилась в кафе рядом с бассейном. В начале разговора, будто желая сохранить свое инкогнито, она прячет глаза за темными солнечными очками. Когда они вместе с супругом появились на Биеннале, на супружескую пару сразу же накинулись папарацци – Игорь Кесаев торгует табаком, водкой, нефтью, сырьем и недвижимостью, являясь одним из могущественных российских предпринимателей. 

Вокруг имени супруги российского олигарха возникла масса предрассудков. Обескураживающе похожие, стильно одетые длинноногие красотки с гламурными стрижками заявили о себе в последние годы на художественном рынке с напором полка красноармейцев, вызвавшим у коллекционеров из стран старой Европы страх, переходящий во враждебность. Не в последнюю очередь эти предрассудки возникли после истории с Дашей Жуковой, получившей в подарок от своего друга–миллиардера Романа Абрамовича собрание произведений искусства – в том числе исключительно ценное полотно Фрэнсиса Бэкона – и не сумевшей назвать в ходе интервью своих любимых художников.

При первом взгляде на Стеллу Кесаеву у вас тоже возникает неоднозначное впечатление: на ней слегка консервативный вариант излюбленной мини-юбки, туфли на высоких каблуках, каждый волосок ее стильно уложенной черной шевелюры занимает строго отведенное ему место. Неужели все эти предрассудки не беспочвенны? Нет, в ней все же есть что-то, отличающее ее от других.

В первую очередь это произведения искусства, составляющие основу ее коллекции. Современное русское концептуальное искусство – это не то, что способно вызывать на Западе благоговейный шепот. В лучшем случае это будет шепот удивления. Сведущим людям, конечно, известно имя родоначальника русского концептуализма Ильи Кабакова, но на нем список известных имен заканчивается, и поэтому посещение выставки «Этот смутный объект искусства», в рамках которой Стелла Касаева экспонирует в настоящее время свою коллекцию в изысканной атмосфере музея венецианского искусства XVIII века, дает неплохую возможность побольше узнать об этом искусстве.

Одним из открытий становится, например, Вагрич Бахчанян – художник скорее поп-арта, нежели социалистического реализма. Еще в 1974 году, будучи сотрудником отдела юмора «Литературной газеты», он был выброшен советскими властями с работы и взят под наблюдение как классовый враг и проводник американского влияния. Уже через несколько месяцев Бахчанян создает серию работ «Голая правда», в которой он рисует цветными карандашами сцены из эротических журналов на газетных страницах центрального печатного органа советского режима. Так, под заголовком «Солидарность с патриотами Чили» посетители выставки видят совершенно голую брюнетку.

Кто-то спрашивает автора: неужели его работы экспонировались тогда в СССР? «В семидесятые? Вы с ума сошли?» – отвечает Бахчанян, разражаясь заразительным девичьим смехом. Его работы пока вообще не выставлялись в России – даже после падения железного занавеса. 

«Российские коллекционеры покупают работы, руководствуясь принципом: «О, это блестит и сверкает – нужно это приобрести»,- говорит Стелла. - Если искусство не блестит, его не покупают».

А какую первую работу купили Вы? Кесаева заметно вздыхает. Неприятный вопрос. «Это был Энди Уорхол. Все очень банально. Когда в 2001 году я начинала создавать свою коллекцию, все гонялись за Уорхолом. Я тоже купила одну работу», - признается она. За год до этого Стелла вернулась на родину после учебы в Женеве. Вскоре она начала изучать российскую арт-сцену и открыла для себя концептуалистов, которым с семидесятых годов в Советском Союзе приходилось работать тайно, а позже, в новой России, их по большей части игнорировали. «Российское концептуальное искусство обладает огромной мощью, - говорит Стелла. – В этом искусстве много философии. Оно обращается и к политике, и к сложностям жизни в Советском Союзе». 

Выставка Стеллы Кесаевой в Ca' Rezzonico – это действительно один из самых интересных проектов в рамках программы Биеннале этого года: ведь западный зритель открывает для себя художественное пространство, о котором на Западе практически ничего не было известно. Один из самых красивых экспонатов – «Баухаус Тора» Вадима Захарова, запечатлевшая современные здания, возведенные в Израиле бежавшими из Германии еврейскими архитекторами, ярко раскрашенная уменьшенная модель подводной лодки Александра Пономарева и серия полированных бронзовых скульптур Анатолия Осмоловского, представляющих собой реконструкцию деталей обыкновенных танковых башен. 

Хотя по возрасту большинство художников никак не вписывается в категорию «молодых авторов», значительное число работ, представленных на выставке, было создано после 2000 года. «Многие художники очень интересны, но они никогда по-настоящему не выставлялись за пределами России, - замечает Стелла Кесаева. – Поэтому теперь я хочу показать жителям Западной Европы, что такое русское искусство». И пока ее кампания проходит очень успешно: руководитель Биеннале Даниэль Бирнбаум выбрал трех художников из ее коллекции для основной выставки, проходящей в старом Арсенале. Кроме того, в первые дни открытия всемирной художественной выставки супруга олигарха спонсировала мероприятие, представленное в рамках основной программы и неординарное уже потому, что оно решительно обратило внимание зрителей на самые главные вещи в человеческой жизни: в ходе перформанса Московского поэтического клуба, проходившего в течение трех дней на открытом воздухе, зрителям предлагались вода, хлеб и стихи.

Тем временем в венском Музее истории искусств куратор Борис Маннер экспонирует в рамках выставки “In situ” работы двух художников из коллекции Кесаевой: Елены Елагиной и Игоря Макаревича. В 2014 году Стелла планирует открыть в Москве огромный частный музей, объединяющий в себе также институт искусств и концертный зал для исполнения современной музыки.

Удачным решением Кесаевой, начавшей коллекционировать произведения искусства относительно недавно, можно считать то, что она не стала одним из участников бесконечного аукционного цирка, гоняющихся за второсортными импрессионистами, безумно дорогими полотнами Поллока или производимыми в массовом порядке работами Хёрста. Вместо этого она выбрала нишу, в которой число покупателей значительно меньше, но за которой с интересом наблюдают западные кураторы. Теперь подводная лодка Пономарева с вызовом раскачивается на волнах Гранд-канала прямо напротив Палаццо Грасси – музея, принадлежащего французу Франсуа Пино. Можно подумать, что холодная война продолжилась здесь в форме «гонки вооружений» частных коллекционеров. «Россия – очень сильная страна», - говорит Кесаева. – Русскому искусству принадлежит будущее». 

Имея в кармане 100 миллионов долларов, работу Бэкона каждый может купить каждый, говорит она, отпуская шпильку в адрес своей коллеги по коллекционированию Дарьи Жуковой. За этим нет никакой концепции. Подобные работы люди покупают для себя – чтобы повесить в каюте своей яхты или дома. Своего рода инвестиция. Она также не может понять, почему российские коллекционеры по-прежнему интересуются исключительно знаменитыми художниками XIX века, такими как Иван Шишкин, Иван Айвазовский или Илья Репин. «Художники 70-х, 80-х и 90-х годов – это часть истории русского искусства, - говорит Кесаева. – Боюсь, что когда коллекционеры осознают это, будет слишком поздно». Она молча улыбается. Когда другие коллекционеры очнутся от спячки, они поймут, что Стелла Кесаева уже давно купила лучшие работы.

Выставка «Этот смутный объект искусства» продлится в венецианском палаццо Ca' Rezzonico до 5 октября. Выставку "In Situ" можно посетить до 2 августа в Музее истории искусств города Вены.


121069, Москва, Скарятинский переулок д.7
тел.: +7 495 691 34 07 факс: +7 495 691 25 63
121069, Moscow, Skaryatinsky pereulok 7,
tel: +7 495 691 34 07 fax: +7 495 691 25 63
Обратная связь
Наша группа в facebook Наша группа в facebook